Секс. Наркотики. Молитва - Читай-квартира

Секс. Наркотики. Молитва

Джонатан Франзен, «Перекрёстки» (2021 год)

 

Перекрестки
По словам литературных критиков, этой книгой Франзен поставил точку в спорах о судьбе большого реалистичного романа как жанра. «Перекрёстки» — доказательство того, что этот жанр не просто не умер. Он живёт и процветает.

 

«Тошнит». Это слово герои романа «Перекрёстки» говорят очень часто. «Меня тошнит» — чувствует священник Расс Хильдебрандт, когда пытается выяснить отношения со своим заклятым врагом Риком, таким же сотрудником церкви, но более популярным у подростков, и от этого Расс ощущает себя униженным и оскорблённым, потому что он не такой крутой в глазах членов молодёжной христианской группы «Перекрёстки», как Рик, как бы ни старался, как бы ни пытался выглядеть таковым. Его тошнит и рядом с собственной женой Мэрион, толстой, некрасивой, посвятившей себя семье и своим четырем детям, и он хочет от нее уйти, тем более что на горизонте нарисовалась молодая привлекательная вдова, которую так хочется уложить в постель, но вот как бы это так сделать, чтобы не испортить свою священническую репутацию… И да — это тот самый случай, когда или трусы, или крестик…

 

Мэрион тоже не в восторге от Расса. Да, она толстая, некрасивая, с психологическими проблемами, но если учитывать ее прошлое — а прошлое у неё такое, что скелетов хватит не на один шкаф и даже не на одну гардеробную – то остается только удивляться, как она вообще смогла жить, любить и рожать детей. И её тоже тошнит – от лицемерия мужа, от собственного физического несовершенства, от разочарования в бывшем любовнике, от понимания, что она умнее и того, и другого. И если бы не дети, то кто знает, как оно всё обернулось бы…

С детьми тоже всё сложно. «Меня от тебя тошнит!» — бросает в лицо отцу, священнику Рассу Хильдебрандту, его старший сын Клем, который видит, какой его отец на самом деле жалкий в своих потугах быть другом, какой он мерзкий в своем стремлении быть благопристойным, какой он, «омерзительный высоконравственный мошенник», слабый в попытке выглядеть сильным.

А сестра Клема — Бекки? Славная девушка Бекки, самая популярная в школе, на самом деле крутая, но по сути одинокая и несчастная, никем не понятая, а ей так хочется любви, и еще раз любви, и снова любви. И вот она уже стоит, скрючившись, у школьного забора, и ее рвёт недавно съеденным сэндвичем, потому что алкоголь и наркотики, заброшенные в организм, требуют от организма реакции.

А вот по наркотикам в этой семье был Пери – самый умный, самый хитрый, самый предприимчивый. Был еще младший ребёнок, но ему пока повезло – он ещё не подросток, у него ещё есть время пожить без кризисов. Остальные Хильдебрандты этого лишены безжалостно. У Франзена в кризисе все вместе и каждый в отдельности.

В результате один герой бросает университет и намеревается стать солдатом войны во Вьетнаме. Другой не единожды преступает закон. Третий пускается во все сексуальные тяжкие. Четвертый… Да и Бог с ними со всеми. И это не преувеличение – Бог действительно с ними со всеми. И они только поэтому небезнадежны.

франзен перекрестки
«…Фундаментальные принципы “Перекрестков”: публичное выражение чувств заслуживает всеобщее одобрение. Чрезвычайно приятно, когда тебя подбадривает и ласкает целая комната товарищей, причем большинство из них старше и многие симпатичные. Перри подсел на этот наркотик…» (цитата из романа)

 

  «…у Бога всегда так. Он заботится о нас таким образом – побуждая нас заботиться друг о друге. И когда ты отказываешься помочь незнакомцу, который нуждается в твоей помощи, ты, возможно, отказываешься помочь ангелу…»

 

«Перекрёстки» — это классический роман с духовными исканиями героев. Это классическая семейная сага со взлетами и падениями смыслов, идеалов и целей каждого из членов семьи Хильдебрандтов.

«Перекрёстки» — это Америка 70-ых в пригороде Чикаго. Это разбивающаяся на мелкие и больно ранящие осколки семья. Это любовь и ненависть отцов и детей, братьев и сестёр, друзей и случайных попутчиков и даже белых людей и индейцев племени навахо.

*** По тематике роман Франзена в чём-то перекликается с книгой Джонатана Троппера, только в отличие от романа «Дальше живите сами» поводов для улыбок и иронии будет ничтожно мало. ***

Однажды Джонатана Франзена, живого классика даже не американской, а общемировой литературы спросили: зачем вообще нужна литература как таковая? Он ответил, что (за точность цитаты не ручаюсь, но смысл такой) литература помогает понять человеку, что он не один, что всё в этой жизни уже было – и хорошее, и плохое. Так вот. «Перекрестки» никого не оставят в одиночестве, потому что в этой истории происходит всё. И это, кстати, только первая часть из обещанной Франзеном трилогии. Будем ждать продолжения.

джонатан франзен
Живой классик Джонатан Франзен. Когда его спросили, какое из литературных произведений достойно звания «Роман на все времена», он назвал «Братьев Карамазовых» Достоевского.

    «…Для человека время – движение из неизвестного прошлого в непознаваемое будущее, для Бога вся история человечества – вечное настоящее. Для Бога то место, на котором человека убило молнией, не просто место, где когда-то кто-то погиб, но место, где кто-то ещё погибнет, место, где, как Богу прекрасно известно, всегда кто-то погибает…»